Крымскому межрайонному прокурору

(в порядке ст. 123 УПК РФ)

В соответствии со ст. 123 УПК РФ обжалую незаконное возбуждение в отношении меня уголовного дела по ч.1 ст. 282 УПК РФ от 24.03.2014. Поводом для возбуждения уголовного дела послужила публикация, являюсь учредителем и редактором газеты «Вести славян юга Руси», материала «Из последнего слова полковника Квачкова» («Вести», № 2 (220), 2013). Этот материал не числится в федеральном списке экстремистских материалов формируемых Минюстом РФ. Следовательно; согласно части 2 ст. 54 Конституции РФ я не должен нести ответственность за деяние, которое на момент его совершения не признавалось правонарушением.

Кроме того, в соответствии со ст. 57 Закона о СМИ я не несу ответственности за перепечатанный материал, если он является дословным воспроизведением из других СМИ.

Кроме того, в связи с тем, что в качестве доказательств допускаются заключения и показания эксперта, п.3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, что из раздела «Доказательства и доказывание», гл. 10 «Доказательства в уголовном судопроизводстве», то это все указывает на их методическое предназначение и говорит о том, что они не являются наличием достаточных данных. Не обращая внимание на данное, ссылаясь на экспертизу, в Следственном отделе строят всю доказательную базу, делая «Из последнего слова полковника Квачкова», состоящее из трех предложений, что-то ужасное… Хотя эти три предложения – мнение Квачкова о нашей действительности.

Мнение – это суждение выражающее оценку чего-нибудь, отношение к чему-нибудь, взгляд на что-нибудь (словарь С.И.Ожегова).

Согласно ч.4 ст. 29 Конституции РФ каждый может иметь свое мнение и убеждение. Никто не может запретить высказывать их. Этим своим правом В.Квачков и воспользовался.

«Русские и другие народы необходимо освободить от еврейского нацизма», мечтает Квачков. Но эту мечту эксперт, в за ним и следователь истолковывают как негативную оценку. Как эксперт, так и следователь Котовский, во мнении, где выражается отношение русского народа к еврейскому нацизму, увидели негативную оценку к группе лиц, евреев, хотя глагол «освободить» говорит об обратном: освобождаются от давления, влияния сильного, богатого. В.Квачков даже указывает на причины этой необходимости: «русская православная жизнь несовместима с жидовством».

И потом, негатив – это не оскорбление, не возбуждение ненависти, за что не должен преследоваться гражданин о чем и говорится в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2011 № 11. И потом, выведение из-под критики того или иного социального слоя или народа, ставит этот слой или народ в привилегированное положение, нарушая равенство, порождая чувство превосходства.

Второе предложение о жидолиберационной клике – это констатация факта. Это мнение, суждение, убеждение Квачкова на что ему дает право ст. 29 Конституции РФ, но и не только, Постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 №3 прямо указывает: оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты.

Мало того, используя служебное положение следователь А.Котовский совершает подлог ( ст. 306, 307 УК РФ): во втором предложении – «власть, видоизменилась в жидотиранию» он подменяет слово «тиранию» на «терапию» (Обвинительное слово, стр. 2). Теперь предложение приобрело другой смысл и его можно интерпретировать «по смысловому пониманию способствующее возбуждению» чего-то и кого-то… Информация и мнение В.Квачкова превратилась в намек: Путин не тиранит, а лечит или калечит…

И последнее третье предложение: «У России два пути: жить по-русски или умереть по-еврейски». В Последнем слове, как бы прощаясь, В.Квачков завещает и только больное или буйное воображение может воспринять предложение как-то иначе. К сожалению, до сей поры буйства прокуроров и следователей неподконтрольны, жалобы в высшие инстанции заканчиваются отписками, а сплотить народ и вывести на улицу после того как его сто лет воспитывали в духе «классовой ненависти», натравливали друг на друга, почти невозможно.

И «разжигание розни» продолжается. Следователи, не имея обоснованного права называть материал «экстремистским», уж правят бал: допрашивают, запугивают и даже, независимо от того чем дело закончится, они своего уж добились, всеми силами сократив круг читателей газеты в Крымске, на Кубани, выслав предостережение в типографию, заставляют редакцию искать новую… И все это в нарушение Федерального закона № 114 «О противодействии экстремистской деятельности», где при обнаружении материалов призывающих к осуществлению экстремистской деятельности, органы госвласти, органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции.

Обнаружив «признаки», органы должны противодействовать согласно ФЗ № 114, а не пропустив этап борьбы, искать виновных и определять им меру наказания. Согласно же ФЗ № 114 органы должны предпринять профилактические мероприятия, как-то:

воспитательные и пропагандистские (ст.5), объявить предостережение (ст.6), вынести предупреждение (ст.7).

К сожалению, госорганы все эти меры не исчерпали. Опираясь на заключение эксперта, которое в качестве доказательств только допускается (ст. 74 УПК РФ), следователь оперирует заключением уже как доказательством, что так же является нарушением. Ибо сведения того же эксперта лишь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств надлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Доказыванию, а не доказывающие – существенная разница.

Игнорирование статей законов говорит о заказном характере преследования меня как редактора, редактора единственной газеты на Юге России, которая последовательно защищает интересы русских. Понятно, что подобное беззаконие творится из корыстных, коррупционных побуждений. Подтверждением всему этому и настойчивое упоминание о судимости 2000 года, которая уже погашена, где следствие вел сын отца сейчас разыскиваемого полицией. (Смотри витраж «Их разыскивает полиция», в Крымске.) Сейчас сын вместе с отцом скрываются в Израиле. Информация к размышлению на тему: а судьи, то бишь, следователи кто?

Интересна и аргументация следователя на обвинение эксперта в недобросовестности. «Эксперт Федяев С.И. был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, в связи с чем, оснований не доверять заключению эксперта не имеется». ( Постановление от 8.04.2014.) Да предупрежден эксперт, но следует ли он закону? Не используют ли его заинтересованные лица в своих интересах – это должен выяснить следователь, помня, что как и приговор суда, так и вывод следователя должен быть законным, обоснованным. Но о какой законности можно говорить, читая интерпретацию следователя ст. 57 Закона о СМИ. Ст. 57 говорит о том, что редактор не отвечает за дословную перепечатку материала, а следователь Котовский утверждает, что редактор не освобожден от ответственности за публикацию материала, где негативно оценивается… Данного в ст. 57 нет. Используя служебное положение, следователь Котовский измышляет.

Измышляя, следователь Котовский увлекся: он совсем игнорирует тот момент, что эти три предложения были произнесены в зале заседания Московского городского суда, где присутствующие судьи должным образом оценивают сказанное и не позволили бы трибуну зала использовать для пропаганды противозаконных высказываний. Затеянное дело вокруг речей в зале Мосгорсуда – это недоверие следователей Крымского отдела к московской Фемиде. Непонятно, что является поводом для данного: собственная незапятнанность или собственное корыстолюбие и, как следствие, подозрение в данном грехе всех и вся.

Утверждения следователя Котовского, как и эксперта Федяева, могут квалифицироваться по ст. ст. 306, 307 УК РФ.

Фантазируя, искажая, неверно интерпретируя исследуемый материал, эксперт и следователь информационное мнение Квачкова: «Жидолиберационная клика Ельцина, узурпировавшая власть, видоизменилась в жидотерапию (тиранию) Путина» превратили в «высказывание способствующее…» В данном же предложении Квачков высказывает свое мнение о переменах.

Где высказывания направленные на возбуждение ненависти? Их нет. Дважды производное от слова «жид» употребил. Но сами евреи неоднократно используют данное слово: «Хiба ревуть жиди, як ясла повнi?» - Название книги еврея Эдуарда Ходоса, Харьков, 2006.

Употребил слово жид и Э.Тополь в АИФ №38 2005. Употребление данного слова – это характеристика, критика некоторых из еврейского этноса, что без всяких эмоций воспринимается в их кругах. И не надо дискриминаций, ибо тут уже возникает вопрос с равенством.

Понимая то что говорит полковник Квачков, помня то что говорил еврей Э.Тополь: евреи пришли к власти в России; и используя служебное положение, следователь Котовский, желая потрафить власти, приписывает ей то, чего она не может испытывать, пытаясь заслужить у нее одобрение, обвинив редактора во всех смертных грехах.

Ненависть – чувство сильной вражды и отвращения (из словаря Ожегова). Где спрашивается чувство, не выражение, а чувство запечатленное в словах? Чувств в разбираемом предложении не видно. Повествование о происшедшем: клика видоизменилась. Все доказательства зиждутся на туманном: «по смысловому пониманию… способствующие». – Каждое из трех этих слов можно понимать по разному, и вариаций этих слов - бесчисленное множество. Ст. 282 УК РФ конкретно говорит: действия направленные на возбуждение. Где действия направленные на возбуждение? Не по смысловому пониманию способствующие, а четко направленные? Их указать не может ни эксперт, ни следователь. Ст. 282 УК РФ осуждает за конкретику, за направленное, а не способствующее. Ибо в понимании одного человека выражение может способствовать, а в понимании другого и нет.

В ст. 282 УК РФ сказано четко: «действия направленные на возбуждение»; сказано в настоящем времени. Способствовать – оказывать помощь, содействовать. Быть причиной, помогать возникновению, развитию чего-то (Ожегов). Если в статье говорится в настоящем времени, то способствовать предполагает что-то в будущем. Таким образом эксперт и следователь, в нарушение ст. 282 УК РФ, желают наступление ответственности за деяние не свершившееся. Часть 2 ст. 54 Конституции РФ гласит: никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. А как же можно нести ответственность за деяние, которое еще не свершилось?

Заблуждающийся эксперт сбивает и следователя, неграмотно оперируя понятиями, утверждая: «наличие в речевых действиях… целевых установок» (лист дела 67). Не будем говорить о целевых установках, которые эксперт не видит, не предполагает, а уже констатирует «вербальное проявление признаков противоправной речевой деятельности». Правильнее «речевую деятельность» надо было бы назвать высказыванием. Неверно и утверждение эксперта: «информация определяется как возбуждающая, если способствует формированию негативных образов» (лист дела 69). Возбуждать информация может не только негативного характера.

О негативе. Негативный – отрицательный, противоположный позитивному. Понятно, всем нравятся позитивные образы и не нравятся отрицательные, критика. Но «критика организаций, убеждений не должна рассматриваться, как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды», говорится в Постановлении Пленума ВС РФ от 28.06.2011 № 11.

В Постановлении судьям разъясняют: «Под действиями направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания обосновывающие и утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций». В высказываниях В.Квачкова нет высказываний обосновывающих геноцид, репрессии, депортации, как нет и негатива, который выдумали эксперт и следователь, на чем и построили свою доказательную базу. И обращение к Постановлению ВС РФ от 28.06.2011 № 11, его цитирование (лист дела 69), не избавили эксперта от старых стереотипов и штампов и на следующей странице дела он утверждает: «негативная оценка группы лиц, объединенных по признаку национальности (евреев) способствует возбуждению ненависти». А как же Постановление Пленума ВС РФ №11, его цитирование? И вывод противоположный, рекомендованному.

Утрируя, искажая выводы Постановления Пленума ВС РФ, пренебрегая законами логики, эксперт подгоняет свое заключение под обвинительный приговор. Заведомо ложное заключение эксперта влечет за собой ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст.299 УК РФ).

И последний вывод эксперта: высказываний направленных на возбуждение, то есть призывов в рассматриваемом тексте не имеется (лист дела 70).

Прошу, в связи с вышесказанным, руководствуясь п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ:

Прекратить уголовное дело в отношении меня по ч.1 ст. 282 УК РФ.

5 июня 2014 г.

Б.Соломаха

Категория: Закон и Корупция | Добавил: Администратор (29.06.2014)
Просмотров: 497 | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0

Добавить комментарий

Код *: